Музыка сфер - Ярославское областное отделение Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России»

Опубликовано на сайте ГАУК ЯО «Культурно-просветительский центр имени В.В.Терешковой» 

 

Как это было: история рождения панорамного витража с изображением 
Валентины Владимировны Терешковой
в ГАУК ЯО «Культурно-просветительский центр имени В.В.Терешковой»


 
Многие посетители Культурно-просветительского центра имени В. В. Терешковой, рассказывая в соцсетях о своем визите в Ярославский планетарий, непременно делают селфи в центральной части фойе у Звездного зала Центра рядом с витражным портретом Валентины Владимировны Терешковой, искренне им восхищаясь. Да и сама Валентина Владимировна не раз была запечатлена на этом фоне с детьми и взрослыми, гостями Центра из разных городов, регионов и стран.
Зрителя завораживают сияние лучистых глаз Валентины Терешковой, носящей титул «Женщина ХХI века», её открытый взгляд с озорными искорками, вечно женственная полуулыбка «Джоконды», которую с легкой руки Зигмунда Фрейда называют «леонардовской». К ней абсолютно применимо высказывание искусствоведа Евгения Ротенберга: такова сила выражения человеческой личности, духовной гармонии, воплощенной в единстве характера и интеллекта, органическое сочетание внутренней собранности и чувства личной свободы.

Это действительно уникальная в своем роде работа известных ярославских мастеров живописи и графики, участников международных, всероссийских, региональных и областных выставок из Ярославского областного отделения Всероссийской творческой общественной организации «Союз Художников России» Александра Сергеевича Александрова, Валерия Павловича Зуба, Леонида Алексеевича Малафеевского. Выполнена она в предельно сжатые сроки при подготовке к тысячелетнему юбилею города Ярославля в 2010 году, а сегодня стала узнаваемой визитной карточкой Центра имени В. В. Терешковой.
Панорамный ярославский космически-звёздный витраж с портретом Валентины Владимировны Терешковой – масштабное декоративное полотно в строгой, лаконичной, прочной металлической раме. Основание объекта для большей световой пластичности описывает плавно вогнутую к середине композиции дугу, выразительно подчеркивая изящество и воздушность лёгкого изгиба, словно приобнимая каждого зрителя. Альтернатива жесткой прямолинейности созвучна ансамблю плавных линий всего комплекса планетария. Такую удачную идею предложил автор проекта Центра – ярославский архитектор Илья Клягин.

Витражную технику знали ещё в Древнем Египте, хотя расцвет её пришелся напериод европейского Средневековья и эпоху Возрождения. Романские храмы, готические соборы охотно декорировали витражами: блики солнечного света, мерцающее пламя свечей вносили элементы таинственности, торжественности и праздничности.
Спустя столетия, об утраченных секретах средневековых мастеров вспомнили в XIX веке, но для их разгадывания потребовалось уже немало усилий. В конце XIX века в результате экспериментов родился новый способ, позволивший собирать витражи и в плоскости, и в объеме, что максимально увеличивало их зрелищность. Этот способ соединения небольших кусочков стекла с помощью медной фольги блестяще развил и довел до совершенства Луис Комфорт Тиффани, сын знаменитого американского ювелира.
К началу ХХ столетия Луис Тиффани был известнейшим в мире производителем цветного стекла в промышленных масштабах, создав стёкла не менее пяти тысяч оттенков. Его метод и разнообразные материалы буквально произвели революцию в художественном стеклоделии, увековечив имя своего создателя и сделав его нарицательным. Даже стиль « модерн », в котором дизайнер работал, в  США  и других странах теперь часто называют «тиффани».
Разноцветные окна перестали быть предметом роскоши и стали доступны в России в начале XX века. В Петербурге и Москве массово украшали витражами особняки и церкви, больницы и бани, школы и театры, магазины и рестораны. Терминология трансформировалась: «транспарант», «живопись на стекле» или «стеклянную картину»  сменила «стеклянная мозаика». Позже появились «узорное окно», «витро» (vitro или vitreau).  Само слово «витраж» в русском языке появилось в 1900-е годы.
Изобразить уже в ХХI веке на масштабном полотне из стекла и металла всемирно известную героиню космоса – интереснейшая задача. Ясно, что одних высокотехнологичных приемов и решений здесь недостаточно. Неповторимую палитру художника, способную передать едва уловимую музыку сфер, как говорили древние, создаёт не только богатство колористических оттенков, но и сплав мироощущения и мировосприятия художника, зрелости его опыта, мысли, чувств.

Мало кто может пытаться рисовать музыку, но вот у ярославских художников, для каждого из которых характерны эксперименты, поиски новых художественных форм и материалов, такой необычный опыт есть, и это ощущается зрителем. Креативный авторский ансамбль синергетически умножил творческие возможности каждого из мастеров, позволив создать удивительный арт-объект.
В композиции использован метод диагонального золотого сечения с правой композиционной диагональю, где при пересечении горизонтальной и вертикальной линии образуются особые точки –  «точки силы»  или   «узел внимания» . Именно на них останавливается взгляд, благодаря им композиция выглядит равновесно.
Составлен витраж из 44-х скрепленных специальными фиксаторами самостоятельных прямоугольных фрагментов (по 11 штук в 4 ряда), каждый из которых набран из спаянных в технике Тиффани цветных стеклянных кусочков, в общей сложности превышающих полторы тысячи элементов, имеющих свыше 110 цветовых оттенков. Площадь его составляет почти 30 м 2 .
Ярославские мастера чрезвычайно тщательно подбирали цвета и фактуру стёкол. Внимательный взгляд определит здесь более 60-ти тонов синего и зеленого цвета: берлинскую лазурь и кобальт, ультрамариновый и стальной, сизый и васильковый, лазурный и изысканные «циан», «виридиан». Кто-то искушённый заметит среди гармонично перекликающихся фактурных гранатовых, карминных, насыщенных коралловых и шафрановых акцентов экзотический бледно-розовый «цвет бедра испуганной нимфы» и загадочно-бежевый «шамуа».
Использовали все основные виды материала: колоресцентное, античное стекло (имеет неоднородные прозрачные и матированные области); опалесцентное (не столько пропускает свет, сколько его преломляет); прозрачное кафедральное; полупрозрачное транслюцентное; стекло со структурированной и ребристой поверхностью. Также применялся так называемый «сэндвич-метод», когда для достижения необходимого тона послойно складываются два-три стекла.

Основные этапы изготовления витража в технике Тиффани неизменны до сих пор. Всё началось с разработки и утверждения основного эскиза. Для витража Ярославского планетария трое художников сначала изучили все доступные изображения героини, отражающие характерные особенности её образа, и выполнили три самостоятельных эскиза. Потом с учетом всех идей из них был составлен один-единственный вариант. Наиболее полно замыслу мастеров отвечали плакатная лаконичность выразительного портрета первой в мире женщины-космонавта в абстрактном космическом обрамлении. За основу концепции взяли знаменитую фотографию Валентины Владимировны в скафандре, обошедшую все мировые СМИ.
Были определены размеры и максимально допустимые габариты витражного полотна, конструкторами рассчитаны изгиб дуги и по особой формуле – суммарный вес объекта, предусмотрены разделение на отдельные фрагменты, цветовая гамма. Важный момент – подборка стекла по цвету и фактуре: цветное стекло позволяет определить его тончайшие оттенки и истинный цвет только при наличии особого освещения.
Затем сделали дублирование эскиза будущего витража на монтажном листе в натуральную величину (профессионалы называют эту заготовку «картоном»). После этого «картон» разрезали на отдельные пронумерованные детали для создания шаблонов.
На матрицу нанесли линии эскиза, по которым производится сборка с учетом криволинейной формы. Стекла нарезали на отдельные фрагменты согласно нумерации деталей. С помощью шлиф-машины отшлифовывали острые края и неровности стекла с подгонкой стыков. Трудоемкий и кропотливый процесс – оборачивание медной фольгой каждой детали по периметру с обезжириванием особым химическим веществом для очистки металла, зато медная фольга позволяет проработать мельчайшие детали рисунка.
Детали собирались на «картоне», прочно спаивались между собой свинцово-оловянным припоем с лицевой и обратной стороны, а спайки покрывались коричневой п а тиной для придания цвета и дополнительной защиты припоя антиоксидантами.  После этого уже начинались собственно сборка и монтаж витража из фрагментов, установка дополнительной подсветки. Технические нюансы, несоблюдение технологии могли полностью исказить первоначальный авторский замысел. К счастью, с ярославским планетарием этого не произошло.

Авторская композиция получилась впечатляющей, а в Ярославле на площадке Центра появился своего рода Музей одной картины. В феерическом космическом сюжете слышится удивительная музыка сфер и чувствуется мощное земное притяжение нашей ярославской Чайки, отражая образ человека удивительно цельного, умного, сильного, доброго и яркого.
Что ж, витраж – не просто «произведение изобразительного декоративного искусства из цветного стекла, рассчитанное на сквозное освещение».
В ярославском варианте – поистине монументальное искусство.
 
Ирина Григорьева,
член Союза журналистов России
 

 

 

Наверх